Россия – это не страна, это – цивилизация. Уникальная Русская цивилизация, границы которой куда шире политических границ нынешней Российской Федерации или russia today. И с этой позиции надо оценивать наших друзей и союзников на постсоветском пространстве и за его пределами.

Белоруссия, Украина, Казахстан — не союзники России, а её части, отколовшиеся в результате поражения в войне. Никто не будет сражаться за интересы России так, как сама Россия. Поэтому рассчитывать мы должны только на себя. Абсолютно логичное, понятное и исторически выверенное суждение, поэтому я полностью с ним согласен.

Теперь переходим к нынешней ситуации. Давайте честно скажем – Украина, Казахстан – мы что, рассматриваем их как иностранные государства какие-то, с которыми мы никогда не будем вместе? Неужели мы действительно можем сказать, что для нас Казахстан и Украина — это всё равно, что Турция и Египет? По исторической общности, по менталитету, по близости духовной — это мы сами.

Казахи — это, собственно говоря, те, с кем древние русичи когда-то воевали – половцы, но эта рознь была много веков назад. После того, как мы объединились в единое государство, никогда никаких конфликтов не было. Мы вместе переживали все страшные и трагические страницы нашей истории, революции, коллективизацию, войну с фашистами и так далее. Те проблемы остались далеко в прошлом.

Седьмая, уже в Киеве, ночь потребовалась, веро­ятно, только для того, чтобы еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер превратил украин­ский ультиматум в свой, или евросоюзовский, полуультиматум, приглаженный под компромисс. Яценюк, словно давно ожидавший отказа российской делегации от бессмысленных переговоров, тут же оповестил: Россия объ­явила газовую войну Украине. Типун, как говорится, ему на язык.
Полтора месяца Газпром ждал, пока ему заплатят за прошлогодний газ. Дважды предупреждал о том, что пре­кратит его подачу, если Киев не расплатится по старому долгу. Пока шли «переговоры», Киев успел взять еще боль­ше 10 миллиардов кубометров газа — Польша за год не по­лучает столько — и увеличить задолженность еще на 2,2 миллиарда долларов. Как-то неловко даже было за мощ­ный, крупнейший в мире концерн. Он раз предупредил о том, что прекратит подачу топлива. Потом — еще раз.
Сработало третье предупреждение — с 16 июня начал действовать особый режим, кстати, предусмотренный кон­трактом, — режим предоплаты. Украина осталась без газа. Но «перекрыл» задвижку не глава концерна Алексей Мил­лер, а и.о. премьера Арсений Яценюк.