В Москве суд отдал ребенка матери-наркоманке

Судья признал сидевшую на игле мать лучшим опекуном для воспитания годовалого ребенка, нежели здоровый отец.

 

 

«Между матерью и ребенком существует общее психоэмоциональное поле – тесная зависимость, которая интенсивно отражается как на состоянии ребенка, так и на состоянии матери, - цитата из судебного заключения. – Именно материнская и родительская любовь в целом способствует нормальному развитию ребенка и его здоровья». Сейчас Наталья работает преподавателем прикладных искусств у детей начальных классов в одной из московских школ. О своей судимости и тяжелой болезни Наталья администрации учебного заведения не сообщила. - Мы со своей стороны тоже примем меры. Спасибо за сигнал, - говорит завуч школы. - Мы, к сожалению, этого не знали. Юрий собирается обжаловать решение суда. Кроме того, он обратится к уполномоченному по правам человека Владимиру Лукину и к уполномоченному по правам ребенка Павлу Астахову.

В столице молодой отец пытается вернуть сына, которого суд отдал матери, сбежавшей из семьи сразу после родов.

По словам Юрия Белостоцкого, во время появления сына на свет он узнал, что жена на протяжении всей беременности принимала наркотики.

- Врач вышла ко мне и говорит, - рассказывает Юрий. - «Ребят, у вас с ребенком все будет хорошо. Я вижу, вы нормальные, вы ребенка сможете поднять, воспитать. У вас большие проблемы с матерью. Мы ей делаем наркоз, ее наркоз не берет».

По словам Юрия, его жена Наталья из-за наркотической ломки даже не заметила, как у нее два дня шли схватки.

- Ребенок родился на 35-й неделе, недоношенным, - говорит Юрий. - В больницу она попала не на скорой, я ее сам туда отвез, потому что, как врачи сказали, она уже второй день рожала, у нее второй день шли схватки. Операция действительно была тяжелая.

Проведя собственное расследование, Юрий узнал массу ужасных вещей.

- Насколько мне известно, она продолжала колоться даже на 8-м месяце беременности, - комментирует отец ребенка. - Употребляла героин. Когда не было денег, всякие трамалы, фенозепамы, золдиары, колдиары, колдиаки, не знаю…

Юрий встретился с наркодилером Натальи, который признялся, что поставлял ей героин.

Кроме того, Юрий узнал, что его молодая супруга, оказывается, имела судимость за крупную кражу в доме своего отца, генерал-майора таможенной службы.

– У отца был какой-то праздник, и туда приехали такие люди, - рассказывает поставщик наркотиков Александр. - Короче, она прошлась по карманам, вынесла вообще у них все. И я не знаю, как дядя Саша упрашивал этих людей, чтоб они просто с ним договорились.

Уже находясь в больничной палате, Наталья искала деньги - видимо, на новую дозу. «За время пребывания ребенка в отделении реанимации и интенсивной терапии персонал отмечал неадекватное поведение матери, - говорится в выписке из роддома. – Она просила занять деньги у сотрудников (у врачей и медицинских сестер)».

- Опять же, со слов врачей, - сообщает Юрий, – к ней приходили непонятные люди, передавали что-то через тапочки, через двери, забрасывали в окна.

Мальчик родился очень слабым. Стабилизировать его состояние удалось лишь частично. Только через месяц ребенка выписали из роддома. Глебу требовались постоянный присмотр и профилактическое лечение.

А его мать, по словам Юрия, спустя неделю собрала вещи и ушла.

- За год пришлось Глебу заменить и маму, и папу, - комментирует отец ребенка. – То зубы режутся – надо «колгелем» помазать, успокоить, укачать, то памперс поменять, попить дать, поесть. Вот это было сложно. Потом ребенок начал расти, и я начал привыкать – и ночью спокойней, и вставал на автомате.

Юрий оставил мальчика себе и сразу сообщил органам опеки и комиссии по делам несовершеннолетних. Те провели положенные проверки жилищных условий, не выявив никаких нарушений.

В течение года от Натальи не было известий. Потом девушка стала звонить – раз в несколько месяцев, просила увидеться с Глебом. Встречам с матерью Юрий препятствовать не стал.

- Наташу я видела всего дважды, - рассказывает соседка Юрия. - Первый раз она была не совсем в адекватном состоянии, а второй раз – в начале лета. Стучала в двери, нецензурно выражалась, кричала, угрожая. Дома у Юры находился малыш с няней, поэтому дверь ей не открыли. Я вызвала полицию, но они немного не успели.

Несколько месяцев назад Наталья подала в суд на мужа и в декабре выиграла дело. Совместно с органами опеки Наталья забрала ребенка себе.

«Между матерью и ребенком существует общее психоэмоциональное поле – тесная зависимость, которая интенсивно отражается как на состоянии ребенка, так и на состоянии матери, - цитата из судебного заключения. – Именно материнская и родительская любовь в целом способствует нормальному развитию ребенка и его здоровья».

Сейчас Наталья работает преподавателем прикладных искусств у детей начальных классов в одной из московских школ. О своей судимости и тяжелой болезни Наталья администрации учебного заведения не сообщила.

- Мы со своей стороны тоже примем меры. Спасибо за сигнал, - говорит завуч школы. - Мы, к сожалению, этого не знали.

Юрий собирается обжаловать решение суда. Кроме того, он обратится к уполномоченному по правам человека Владимиру Лукину и к уполномоченному по правам ребенка Павлу Астахову.

В Москве суд отдал ребенка матери-наркоманке, фото-1
lifenews
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Комментарии